Молодость джаза



Однажды Клинт Иствуд сказал, что Америка подарила миру два великих жанра - джаз и вестерн. Прославившийся участием в ковбойских фильмах актер всегда был большим поклонником джаза - музыки, чьи корни теряются в глубине веков, но несомненно ставшей одним из самых популярных музыкальных направлений современности к 1940-м годам.

Споры об исторических корнях джаза ведутся давно, несмотря на практически единодушное мнение, что впервые джаз стали играть в Новом Орлеане и именно там появились первые великие исполнители этого направления. Можно смело утверждать, что джаз возник как музыка для чернокожей аудитории, но записали первые джазовые композиции белые исполнители.


Хитросплетение корней

Нельзя сказать, что джаз эволюционировал из одного музыкального стиля. Его происхождение приписывают Новому Орлеану потому, что именно там в конце XIX века царило уникальное разнообразие стилей: французские танцы, унаследованные от французов - основателей Нового Орлеана, мотивы "белого фолка", завезенного иммигрантами из Старого Света, который и сегодня можно услышать в южных штатах (кстати, некоторые музыковеды утверждают, что базовая форма джаза - 12-тактовый блюз - происходит от народных шотландских мелодий). Испытал он и влияние музыки духовых оркестров, без которой в Новом Орлеане не обходились ни одни похороны. Все эти элементы влияния белого населения южных штатов Америки впитал в себя музыкальный мир афроамериканцев.


Африканское влияние

Целый ряд особенностей черной музыки очевиден даже для неспециалистов. Одна из них - эмоциональная насыщенность музыкальной культуры чернокожего населения: например, лейтмотивом церковного песнопения звучит надежда на жизнь после смерти, которая принесет долгожданное облегчение от жутких условий существования на рабовладельческом Юге. Другой аспект - значение африканских музыкальных традиций.

Вероятно, африканское наследие сыграло роль в тяготении джаза к пентатонике - гамме из пяти нот, где различие между мажорными и минорными терциями достаточно условно. Тем же африканским влиянием можно объяснить и более свободную пульсацию и ритм, хотя в то же время ни один из музыкальных стилей Европы не придавал им большего значения.


Рэгтайм

О сложности черной музыки свидетельствуют фортепьянные композиции в стиле "рэгтайм", особенностью которого был рваный (по-английски "ragged"), неровный ритм ("time"). Мода на рэгтайм возникла в начале XX века, однако поклонников этого направления немало и сегодня.

Одним из величайших сочинителей рэгтайма был Скотт Джоплин (1868-1917), чьи пьесы популярны и сегодня. Его красивые мелодии и заразительный ритм опираются на ту же музыкальную традицию, из которой вырос джаз.


Социальные предпосылки

В Новом Орлеане у чернокожих жителей было немало возможностей играть и изобретать новые стили. Ежегодное празднование масленицы сопровождалось всплеском народного творчества. В 1898 г. открылся квартал красных фонарей Сторивилль, где всегда требовались музыканты. Регулярно устраивались танцы, чтобы развлекать многочисленных посетителей порта, а кроме того, существовал целый ряд обычаев, немыслимых без музыки. Например, похоронную процессию обязательно сопровождал оркестр, игравший траурные марши по дороге на кладбище, а на обратном пути - легкие мелодии.


Звук начинает оформляться

Впрочем, в конечном счете все споры о корнях джаза не так уж и важны, главное - это люди, сумевшие объединить все течения в единый великий музыкальный стиль. О них нам известно немного, за исключением корнетиста Бадди Болдена (1877-1931) и трубача Фредди Кеппарда (1890-1933), легендарных музыкантов, мастерски владевших инструментами.

Сочиненную ими музыку играла группа исполнителей на инструментах, наиболее подходивших для шествующего оркестра: контрабас (часто - чуба), банджо или гитара и барабан, и ведущая мелодию духовая группа - труба, тромбон и кларнет.

Духовые инструменты исполняли мотив в свободной аранжировке, переплетая и закручивая мелодические линии, тему, как правило, вела труба, тромбон дополнял басовую партию и задавал смену аккордов, а надо всем этим витал кларнет.

Это звучание приобрело большую популярность и завоевало множество последователей и поклонников. Именно такая музыка нужна была людям - под нее можно было потанцевать, ее приятно было слушать. Гармония была очень простой, но использование блюзовых нот (переход на минорные терции там, где классическая западная традиция предписывает использование мажорных) придавало ей привлекательную новизну, а ритм никого не оставлял равнодушным.


Не более чем развлечение

К 1911 году в Новом Орлеане оформился общепризнанный стиль, в котором играли как черные, так и белые музыканты, и который можно было исполнять в разных инструментальных аранжировках. Этот стиль стали называть словом "джаз" (jazz, иногда jass), вероятно, в силу легкой манеры игры, отсутствия нотной записи и ассоциаций с музыкантами из Сторивилля. Несмотря на высочайшее мастерство многих исполнителей, это была популярная легкая музыка без претензий на нечто большее, чем просто развлечение. Главной фигурой новоорлеанского джаза стал трубач Джо "Кинг" Оливер (1865-1938).


Джаз шагает по планете

Первая джазовая запись появилась в 1917 г. в исполнении Ника Ла Рокка (1889-1961). После записи в феврале 1917 г. пьес "Livery Stable Blues" и "Dixieland Jass Band One-Step", его оркестр "Original Dixieland Jass Band" приобрел всемирную известность. Спустя несколько месяцев о новой музыке узнала и Европа, более того, джаз завладел умами даже профессиональных классических музыкантов. Дирижер Эрнст Ансермет вспоминает о том восторге, который вызвала у него игра Сиднея Бекета (1897-1959), гастролировавшего в Европе в 1919г.


"Требуются джазмены"

В 1917 г. произошло еще одно знаменательное событие в истории джаза. Обеспокоенное тем, что военные моряки уделяют притонам Сторивилля больше времени и сил, чем боевой подготовке, командование ВМФ США добилось закрытия увеселительных заведений, вследствие чего многие музыканты остались без работы. Впрочем, для лучших поиски нового места длились недолго - так, например, на пароходах, курсировавших по Миссисипи, вакансий для музыкантов было предостаточно. Некоторые оседали в Чикаго, который вскоре стал центром творческой деятельности бывших новоорлеанских джазистов.


В центре внимания

В 20-е годы джаз стремительно развивается, становится более экспрессивным. Следуя новоорлеанской традиции, музыканты собираются в ансамбли, выступающие в постоянном составе. Особую роль в этом сыграл Джелли Ролл Мортон (1890-1941), который немало усилий приложил к тому, чтобы его джаз-бэнд был сплоченным и самобытным коллективом.

Пожалуй, самым важным новшеством 20-х было развитие сольной импровизации, именно она стала важнейшим компонентом джазовой экспрессии. Многие музыканты внесли свою лепту, но самой заметной фигурой стал, безусловно, Луи Армстронг (1900-71). В юности ему довелось провести несколько лет в приюте для цветных беспризорников за стрельбу в общественном месте. Там он научился играть на корнете, и вскоре стал играть на профессиональной сцене.

Какое-то время он играл в оркестре Кинга Оливера в Чикаго, но в середине 20-х собрал свой ансамбль, который назывался "Hot Five", а позже - "Hot Seven".


Творческий почерк

Мастерски используя ритмическую гибкость джаза, Армстронг создавал уникальные по силе воздействия произведения. Помимо тех вещей, которые в середине 20-х годов он записал со своими группами, игравшими в новоорлеанском стиле, в 1928 г. музыкант выпустил несколько пластинок с пианистом Эрлом Хайнсом (1903-83). Эта музыка не оставила равнодушным ни одного слушателя. В одной из пьес - "West End Blues" - звучит сольная партия, настолько завораживающая, что, кажется, будто время застывает.

Помимо Армстронга было немало и других ярких индивидуальностей, благодаря которым стилистика джаза стала более экспрессивной. Представителем изысканного новоорлеанского стиля был Сидней Бекет, предпочитавший сопрано-саксофон более распространенному в то время кларнету. В более лиричной, но отнюдь не менее выразительной манере играл великий трубач и корнетист Бикс Бейдербек (1903-31).


Эксперименты с тенором

Еще один прием, с помощью которого "звездные" солисты джаза пытались усилить выразительность своей музыки, заключался в расширении музыкальной фразеологии. В контексте джаза это означало поиск новых, более неожиданных гармоний, чем довольно простые традиционные аккорды новоорлеанской школы.

Лидером этого движения был Коулман Хокинс (1904-69). Он играл на тенор-саксофоне - главном инструменте любого шествующего оркестра, звучавшем, однако, слишком тяжеловесно, чтобы вписаться в легкий ритм новоорлеанского стиля. В джаз-бэндах чаще использовали "младших братьев" тенора - альт и сопрано. Однако Хокинс изобрел способ игры, основанный на способности тенора легко передавать арпеджированные аккорды, то есть быстро чередовать ноты вместо того, чтобы играть несколько нот одновременно. Эта техника раскрыла богатейший потенциал для поиска нового звучания.

Экспериментируя со звуком тенор-саксофона в поисках нужного ему звучания, Хокинс шел по пути, проторенному джазистами еще с 90-х годов XIX века.


Инструменталисты-новаторы

Для 20-30-х годов XX века характерен настойчивый поиск новых форм музыкального самовыражения, отразивший стремление многих популярных исполнителей изобрести собственное "фирменное" звучание. Стали появляться новые инструменты - например, ударная установка как курьезный гибрид всех инструментов шествующего оркестра.

Но некоторые мастера играли джаз на инструментах, не свойственных этому стилю: Джо Венути (1903-78) - на скрипке, Рэд Норво (род. 1908) - на ксилофоне и виброфоне, а многие изобретали свое уникальное звучание на духовых инструментах. Такой творческий поиск происходил на фоне тенденции к укрупнению джазовых ансамблей. Одним из первых традиционные инструментальные рамки попробовал расширить аранжировщик Флетчер Хендерсон (1897-1952). Некоторым музыкантам, как, например, "Дюку" Эллингтону (1899-1974), руководившему в 20-х годах несколькими оркестрами Нью-Йорка, удавалось найти весьма искусные методы управления большими оркестрами.

Замечательный талант Эллингтона заключался не только в его уникальных способностях музыкального стилиста и исполнителя сольных партий, но и в умении придать своему ансамблю неповторимый музыкальный колорит. Еще на ранних этапах своей деятельности он великолепно использовал мастерское умение Баббера Майли (1903-32) варьировать сурдины, и виртуозную игру на тромбоне "Трики" Сэма Нантона (1904-46). В течение 30-х годов Эллингтон вырабатывал уникальное звучание своего оркестра, а в 40-х успешно гастролировал с ним по всей Америке.


Триумф "биг-бэндов"

В 30-х годах важным элементом джаза становятся "биг-бэнды", то есть большие оркестры, обладающие объемным и полифоничным звуком. В музыкальном плане наиболее заметным коллективом после оркестра Эллингтона был ансамбль Уильяма "Каунта" Бэйси (1904-84). Его техника игры и аранжировки оттачивалась в Канзас-Сити, где был популярен легкий, утонченный свинг. Группы инструментов играли повторяющиеся ритмико-мелодические элементы ("рифы") либо по очереди, либо аккомпанируя сольной партии.

Однако более успешными коммерчески оказались оркестры под управлением белых музыкантов, как, например, ансамбль Бенни Гудмена (1909-86). Игравшие в стиле "свинг", белые биг-бэнды иногда придерживались традиционных элементов джазовой экспрессии (Бенни Гудмен), а порой склонялись к более мягкой вариации (Гленн Миллер (1904-44)).


"Джазомания" на экспорт

В 30-е годы армия адептов джаза была огромной. Некоторые исполнители пытались сохранить чикагскую школу джаза образца 20-х годов, другие отправлялись осваивать новые музыкальные просторы за границу. Например, Коулман Хокинс с 1934 по 1939 год работал в Европе, где пользовался громадной популярностью и сделал много записей совместно с великим бельгийским гитаристом цыганского происхождения Джанго Рейнхардтом, автором уникального стиля, имевшего множество последователей.


Легендарные имена джаза

К концу 1930-х годов джаз по-прежнему считался "клубной" музыкой, не имеющей большого коммерческого потенциала. Тем не менее, он породил множество гениальных музыкантов, чьи имена вписаны в музыкальную сокровищницу XX века.

Выступления таких великих исполнителей, как Билли Холидей (1915-59), особенно под аккомпанемент музыкантов калибра Лестера Янга, - это не только музыкальный шедевр, но и проникновенный рассказ об участи цветных в тогдашнем расистском и сегрегированном американском обществе, способный растрогать самое черствое сердце.

Не мудрено, что любовь многих музыкантов и певцов к джазу сделала этот стиль международным музыкальным языком.