Легенды кино



"Золотой век" Голливуда - 1930-40-е гг. - длился до тех пор, пока его аудиторию не захватило телевидение. Именно в этот период родилось множество фильмов, ставших классикой кинематографа, а многие звезды экрана достигли мировой славы.

Немое кино завораживало миллионы людей, однако огромный успех "Певца джаза" (1927) убедил голливудских продюсеров, что будущее за "говорящим" кино. Звуковое оборудование было установлено на всех крупнейших киностудиях, и началась новая эра.

Многие актеры не смогли приспособиться к новым условиям. Для игры в звуковом фильме требовалось не только умение владеть сценической речью, но и новым стилем актерского мастерства. Некоторые режиссеры, например, Чарли Чаплин, продолжали снимать, по сути, все те же "немые" фильмы, лишь добавляя немногие звуковые элементы, но настоящие звуковые фильмы оказывали настолько более сильное воздействие, что противостоять переменам было невозможно.


Мюзикл

Звук естественным образом повлиял на все виды кинопродукции. Отныне музыка стала неотъемлемой частью фильма. Мюзикл особенно ярко проявил себя как жанр в картине "Дамы" (1934) и других постановках Басби Беркли, где были использованы целые композиции с участием кордебалета, который постоянно перестраивался, создавая "эффект калейдоскопа". Мюзиклы пользовались большой популярностью и в театральных постановках, но в кино, при помощи необычного наклона камеры или крупного плана, их можно было сделать особенно интересными. Некоторые картины середины века с успехом пользовались этими приемами: так, например, в фильмах с участием Фреда Астера танец был показан совершенно по-новому.

Голливуд стал приглашать композиторов и в некотором роде стал покровителем музыки XX века. Композиторы-новаторы, как, например, Арнольд Шенберг, получали гонорары от киностудий (хотя то, что они писали, не всегда использовалось - создание музыки к фильму было "точным" видом искусства, которым далеко не всегда владел композитор!).


Комедия и эскапизм

Возможно, музыка была самым очевидным аспектом кино, выигравшим от применения новой технологии, однако с появлением возможности произносить с экрана слова расцвела и новая форма комедии. Артисты разговорного жанра, рассчитывавшие больше на шутки, а не на грубый фарс, чтобы вызвать смех в аудитории, теперь могли перенести свое искусство на экран. Новый жанр - кинокомедия - охватывал и анекдоты Боба Хоупа, и тонкий юмор детективных фильмов с участием Уильяма Пауэлла и Мирны Лой. В фильмах братьев Маркс игра слов сочеталась с элементами хохмы для создания атмосферы всеобщей веселой анархии.

Существовали и "эксцентричные" комедии, в которых над чрезмерно серьезными людьми одерживали верх беззаботные, рассеянные личности. Но не только комедия выиграла от появления речи в кино. Проблемы личностного выбора заняли свое место в кинодрамах, ориентированных на женскую аудиторию, в которых снимались такие звезды, как Бетти Дэвис.

В 1930-е годы голливудские фильмы практически не касались проблем Великой депрессии, предпочитая эскапизм, т. е. уход от действительности. Пожалуй, лишь фильмы о гангстерах имели отношение к реальной жизни. Их главные герои - Эдвард Дж. Робинсон в "Маленьком Цезаре" (1930) и Джеймс Кэши во "Враге народа" (1931) - даже вызывали у зрителя некоторую симпатию, поскольку неизбежно оказывались в безвыходном положении в конце фильма.

Такие киножанры, как вестерн или фильм ужасов, легко адаптировались к появлению звука в кино, благодаря которому у них появилась возможность создавать более захватывающую атмосферу и более интересные образы. Такие режиссеры, как Джон Форд и Говард Хоукс, и такие звезды, как Джон Уэйн и Генри Фонда, показали, что вестерн тоже может по-настоящему передать дух прошлого и обнажить личный и общественный конфликт. Благодаря венгерскому актеру Беле Лугоши в роли графа Дракулы и англичанину Борису Карлоффу в роли чудовища Франкенштейна, фильмы ужасов завоевали огромную популярность и породили множество подражателей и продолжений.


Система звезд

Большая часть голливудских фильмов строилась вокруг кинозвезд, в число которых входили Гэри Купер, Бетти Дэвис, Кларк Гейбл, Грета Гарбо, Кэтрин Хепберн и Спенсер Трейси.

"Система звезд" имела большое значение для индустрии, которая очень быстро производила огромное количество лент. Несмотря на большое количество блестящих работ, большинство голливудских фильмов были весьма посредственны и предсказуемы, и имели успех только за счет умелой рекламы и обаяния актеров. Киноконвейер жестко контролировался и зависел от коллективной работы: стоящий особняком гений-одиночка - например, Орсон Уэллс, чей "Гражданин Кейн" (1941) является шедевром мирового кинематографа, - был вскоре вынужден принять новые правила игры.

Как правило, Голливуд избегал сложных политических и социальных проблем, вопросам сексуальных отношений места практически не было из-за жесткой самоцензуры, и, как бы невероятно это ни выглядело, в последних кадрах добро всегда побеждало зло. Многие фильмы сознательно делались очень "добропорядочными" и "американскими" по духу, хотя иногда Голливуд использовал иностранных режиссеров и актеров, от которых требовалось придать фильму легкий налет порочности и искушенности, ассоциировавшийся с Европой. Немецкая актриса Марлен Дитрих великолепно играла такие роли. Французский актер Шарль Буайе снискал славу "героя-любовника", а шведская актриса Грета Гарбо, чувственная и загадочная, стала одной из величайших легенд Голливуда всех времен.


За пределами Голливуда

За пределами США большая часть кинофильмов была лишь формой легкого развлечения, рассчитанной исключительно на национальную аудиторию. Им не хватало общечеловеческой притягательности и профессионализма голливудских картин. Зато немногие по-настоящему высококачественные работы обладали новизной видения и зрелостью мировоззрения, которые редко можно было встретить в голливудских фильмах. Во Франции были такие звезды, как Жан Габен, и такие великие режиссеры, как Марсель Карне и, конечно, Жан Ренуар, чьи "Правила игры" (1939) теперь входят в десятку лучших фильмов мирового кинематографа. Среди немецких режиссеров можно выделить Г. В. Пабста и Фрица Ланга, который создал леденящий душу классический фильм "М" (в отечественном прокате "Убийца", 1931).

В Советском Союзе звуковое кино прижилось не сразу, а сталинские репрессии разрушили не одну карьеру. Однако великий режиссер немого кино Сергей Эйзенштейн все же создал свой звуковой шедевр - картину "Иван Грозный" (1942-46), а в фильме "Детство Горького" Марка Донского прекрасно показана жизнь дореволюционной России.

В Великобритании огромный успех имел Александр Корда с картиной "Частная жизнь Генриха VIII" (1932), однако попытки создать киноиндустрию международного масштаба не увенчались успехом. До своей эмиграции в Голливуд великий британский режиссер Альфред Хичкок снял картину "Леди исчезает" (1938) и несколько других фильмов. Тщательно выполненные, полные авторской задумки, напряженного ожидания и визуальных неожиданностей, его работы, от "Завороженного" (1945) до "Психо" (I960), и позже отличались от всех других.


Послевоенные проблемы

После окончания Второй мировой войны у Голливуда возникли проблемы. Новый закон отменил эксклюзивный контроль киностудий над кинотеатрами, открыв дорогу конкуренции. Маккартизм - политика преследования всех подозреваемых в связях с коммунистами - лишил американский кинематограф множества талантливых личностей. Но наибольший урон нанесло телевидение, предлагавшее массу развлекательных программ, смотреть которые можно было не выходя из дома. Теперь кинотеатрам приходилось бороться за зрителя.

Одним из выходов, найденных Голливудом, стало производство малобюджетных и быстроокупаемых картин. В ответ на запросы послевоенного времени некоторые фильмы обращались к социальным проблемам. Появилось множество криминальных драм, снятых в полутемных помещениях, отличавшихся общей мрачной атмосферой и передававших ощущение внутреннего распада. Получив от французских критиков название "фильм нуар" ("черный фильм"), этот жанр, к всеобщему удивлению, оказался достаточно влиятельным. Однако основной голливудской тактикой завоевания аудитории было создание картин такого масштаба, который телевидению был бы не под силу.


Блокбастеры

Благодаря процессу "Истманколор" цветное кино практически вытеснило черно-белое. В 1953 году началась эра широкоэкранного формата, съемки с декорациями и обратная проекция (съемка актеров на уже отснятом фоне) уступили место натурным съемкам, а позднее появился и стереофонический звук. В результате родилась целая серия "блокбастеров" (по названию авиабомбы большого калибра) - длинных, дорогих зрелищ, таких, как "Десять заповедей" (1956) и "Лоуренс Аравийский" (1962). В 1950-е годы такие признанные звезды, как Кэри Грант и Джеймс Стюарт, еще больше упрочили свое положение. Появились и новые, среди них - Марлон Брандо, Джеймс Дин и Мэрилин Монро.


В остальном мире

В своих лучших проявлениях европейское кино демонстрировало глубокую художественность и серьезность. Недолговечная итальянская школа неореализма (Росселлини, Висконти, де Сика) снимала фильмы о трудностях повседневной жизни в послевоенные годы, часто используя непрофессиональных актеров и съемки в реальных местах событий; "Похитители велосипедов" (1948) Витторио де Сика - один из самых известных фильмов этой школы. В самом начале карьеры шведский режиссер Ингмар Бергман снял "Седьмую печать" (1956) и "Земляничную поляну" (1957), вслед за которыми появились и другие острые, часто пессимистичные фильмы, в которых ставился вопрос о смысле жизни. Несмотря на политическую цензуру, в Восточной Европе снимались прекрасные, хотя, возможно, и мрачные работы, а Акира Куросава в Японии и Сатияджит Рей в Индии возвестили миру о рождении качественного азиатского кинематографа.