Искусство барокко



Красочное, эмоциональное искусство барокко создавалось главным образом для служения религии. Оно стремилось ошеломить зрителя, пробудить в нем возвышенные чувства, но высшей его целью было ввести верующего в мир чудес, экстатических откровений и мгновений триумфа христианской веры.

В XVII веке Италия сохраняла свое ведущее положение как источник новых художественных идей и приемов, и в Рим все так же стекались мастера кисти и резца со всего континента. Зародившиеся в Италии художественные стили неизменно становились образцом для подражания далеко за ее пределами. В XVI в. на смену эпохе Возрождения пришел вычурный маньеризм, которому была суждена недолгая жизнь. А его динамичный преемник - стиль барокко - господствовал в искусстве на протяжении XVII и части XVIII столетия, охватив всю Европу и Латинскую Америку.


Реформа и обновление

Не будучи сугубо религиозным, искусство барокко все же было выразителем духа контрреформации - движения за реформирование и обновление католической церкви, возродившее ее силы в борьбе с протестантизмом.

Мастера барокко вернулись к лучшим образцам Высокого Возрождения с их классической простотой сюжетов и эмоций. В то же время барокко подняло искусство минувших эпох на новую ступень. Там, где классический элемент Возрождения тяготел к сдержанному равновесию, сохраняя эмоциональную дистанцию между произведением и зрителем, барокко с неукротимым напором стремилось захватить и потрясти его душу. Обновленный классицизм стал главным в творчестве Аннибале Карраччи (1560-1609), чьи плафоны в римской галерее Фарнезе вдохновлены фресками Микеланджело в Сикстинской капелле, но лишены присущего им мрачного накала страстей.

Искусству барокко был присущ глубокий драматизм, а путем сочетания скульптуры, архитектуры и музыки в единое зрелище достигались поразительные эффекты. С особой силой черты театральной патетики проявляются в величественном соборе св. Петра в Риме, и не случайно именно в эпоху барокко зародился новый вид искусства - опера.

Переняв элементы классицизма - колонны, треугольные фронтоны и арки, - архитектура барокко отличалась беспокойным динамизмом плавно изогнутых поверхностей и активным противоборством формы и пространства.


Яркая личность

Первый великий итальянский живописец эпохи барокко, Караваджо (1573-1610), был человеком беспокойного нрава. До 1606 г. он работал в Риме, но, ударив кинжалом противника во время игры в мяч, был вынужден покинуть город. Добравшись до Мальты, вступил в орден иоаннитов (госпитальеров), однако и там навлек на себя неприятности, ввязавшись в очередную драку. Был взят под стражу, но сумел бежать, и агенты ордена гнались за ним через всю Сицилию и Италию. В возрасте 37 лет Караваджо умер от лихорадки, все еще находясь в бегах.


Приземленная правдивость

Неудивительно, что человек такого склада писал картины, полные напряженного драматизма, подчеркивая в них поворотные моменты в жизни своих героев, как, например, в "Призвании св. Матфея" или "Обращении Савла". Куда более неожиданной оказалась для современников приземленная правдивость его полотен.

Караваджо отказался от присущих религиозной живописи символических элементов, помещая необычайные явления в самую обыденную обстановку. Точно так же он отказался от идеализации своих персонажей, столь характерной для традиций антигностики и Высокого Возрождения. Его скверной личной репутации во многом способствовали слухи, что он подбирает натурщиков в среде простых крестьян и проституток. Так, изображенный в "Призвании св. Матфея" мытарь Матфей выглядит как заурядный горожанин, подсчитывающий собранные деньги как раз в тот момент, когда Иисус призывает его к себе в ученики. А в "Обращении Савла" свидетелями гласа Божьего, повергшего на колени известного гонителя христиан и обратившего его в апостола Павла, оказались крестьянин с изможденным лицом и пегая лошадка.

нотариальный перевод с малайского языка

Караваджо писал прямо с натуры, приводя в изумление современников, привыкших к тщательной проработке предварительных набросков. Но больше всего в его живописи поражало использование светотени. Выделяя фигуры потоками яркого света на фоне темного антуража, мастер создавал творения, полные невиданного доселе драматизма.

Караваджизм (созданная им система) получил широкое распространение еще при жизни художника. Но, как ни странно, в самой Италии он не укоренился, хотя по стопам Караваджо пошла первая достойная упоминания женщина-художник - Артемизия Джентилески (1593-1652). Зато среди французских и испанских караваджистов было немало выдающихся живописцев, и даже великий голландец Рембрандт испытал сильное влияние своих соотечественников, перенявших новаторский стиль итальянского мастера.

Самым талантливым современником Караваджо в Италии был Гвидо Рени (1575-1642), но подлинным титаном эпохи барокко был, несомненно, фламандец Питер Пауэл Рубенс (1577-1640), который почти весь третий десяток лет своей жизни посвятил учебе в Италии.


Иллюзия

Срочный перевод с бурятского на русский по низким ценам

Представители следующего поколения - Гверчино (1591-1666) и Пьетро да Кортона (1596-1669) - не знали себе равных в технике, типичной для стиля барокко, - иллюзионизме. Их творения создавали у зрителя полную иллюзию реальности. И дело здесь было не в помещении в рамку искусно сделанной "фотографии". Иллюзионизм барокко растворял сами рамки изображения. Простейшая форма иллюзионизма - это мастерски написанная на глухой стене дверь или вид из раскрытого окна. Этот прием называется французским термином trompe d'oeil ("обман зрения"). К лучшим образцам живописи барокко относятся плафоны, созданные с таким мастерством, что невозможно разглядеть границы стен, и над залом словно распахивается бездонное небо, где в окружении фантастических крылатых существ восседает какой-нибудь великий монарх, вельможа или библейский персонаж. Яркая голубизна небес и парящие в облаках фигуры порождают у зрителя чувство оптимизма и радости жизни, к чему всегда стремилось барокко.


Гений барокко

Величайшим и разносторонне одаренным гением барокко был прославленный скульптор, блестящий архитектор, живописец и поэт Джованни Лоренцо Бернини (1598-1680). Рассказывают, что он поставил оперу, к которой написал либретто и музыку, создал декорации, эскизы костюмов и даже изобрел сценические механизмы! Он родился в Неаполе, но отец-скульптор отвез талантливого подростка в Рим. Там он довольно быстро приобрел известность под покровительством кардинала Сипионе Боргезе. К 26 годам его патроном стал папа Урбан VII, и в 1629 г. молодой Бернини был назначен архитектором крупнейшего в христианском мире собора св. Петра, строительство которого тянулось уже добрую сотню лет. Перед мастером открылась прямая дорога к славе. Он почти безвыездно работал в Риме, и многие великие памятники и достопримечательности древнего города обязаны ему своим рождением.

Театри Києва: афіша подій, анонси та повна афіша

Бернини-скульптор был виртуозом в истинном духе барокко. Вышедший из-под его резца холодный мрамор оживает то мягкой теплотой кожи, то блеском и текучестью тканей, а складки драпировок словно колышутся на легком ветру. В отличие от ранних скульптур, его зрелые произведения смотрятся из одной единственной точки и, как правило, помещены в созданный специально для них архитектурный интерьер, из которого как бы выплывают навстречу зрителю. Этот тщательно продуманный художественный прием весьма характерен для искусства барокко. Мастер часто стремится вовлечь зрителя в открывающееся его взору волшебство, которое бесследно растает, если обойти вокруг изваяния.

Из всей титанической работы Бернини над интерьерами собора св. Петра более всего поражает воображение Балдахин - величественный (высотой 29 м) навес над престолом из позолоченной бронзы, возведенный над тем местом, где, по преданию, были погребены св. Петр и св. Павел. Его витые колонны символизируют преемственность христианства, восходящую через Константинополь к древнему храму Соломона в Иерусалиме. В то же время они весьма характерны для эстетики барокко, вольно обходившейся с классическим представлением колонны ради зрелищности и новизны. Скульптурные украшения каркаса и бронзовый, богато украшенный кистями навес, создающий иллюзию тяжелой бархатной ткани, делают Балдахин одним из самых замечательных памятников искусства барокко.

paper writer

Однако вряд ли найдутся в мире памятники, способные соперничать величием с мощными колоннадами, которые Бернини возвел на площади св. Петра. Как говаривал сам мастер, они, словно заботливые руки матери-церкви, объединяют и укрепляют всех католиков в святой вере. К числу других его римских шедевров принадлежит и Фонтан четырех рек на пьяцца Навона. Четыре главных фигуры в этой скульптурной группе символизируют великие реки разных континентов - Дунай, Нил, Ганг и Ла-Плату. Все они сгруппированы вокруг доминирующего над всей композицией подлинно античного обелиска.


Влияние барокко

Несмотря на свои католические "южные" истоки, стиль барокко оказал мощное влияние на искусство Фландрии, Германии и Австрии. Во Франции пышность и великолепие барокко служили прославлению абсолютной монархии Людовика XIV. К тому же, там были весьма сильны традиции сдержанного классицизма, и даже грандиозный дворец Людовика в Версале к чистому барокко отнести нельзя.

Стиль барокко доминировал в Европе до середины XVIII века. Самый известный образец его в России - Зимний дворец - построен В. В. Растрелли в 1754-62 гг.

косметика matrix отзывы по ссылке

На Украине XVII-XVIII века - расцвет культуры барокко, соединившейся с православной традицией в удивительном синтезе, который отразил духовные и философские искания бурной, противоречивой и героической эпохи. Мастера той поры, продолжая и словно наверстывая упущенное вслед западноевропейскому Ренессансу, рисовали своего героя сильным, умным, энергичным и страстным. Но это уже не богоподобный титан Возрождения, а человек, осознавший быстротечность и иллюзорность "радостей земных". Отсюда меланхоличность и внутренняя сосредоточенность персонажей как церковной, так и светской живописи среди пышного цветения жизни. Мораль эпохи не превозносит отказ от земного и человеческого, а утверждает необходимость разумного самоограничения. Человек барокко все время стоит перед выбором - быть счастливым здесь и сейчас (то есть на земле) или потом и там (на небе). Постоянно сопоставляя земную твердь с небесной, художники дают волю фантазии, освобождая себя и зрителя от условностей, как формальной религии, так и повседневной логики. Отсюда фантасмагоричность образов как характерный элемент барокко и одна из самых ярких черт его украинской разновидности.