Архитектура XX века



Отказываясь от традиционных стилей, архитекторы начала XX века стремились к созданию функциональных конструкций, соответствовавших новой эпохе. К 60-м годам этот "интернациональный стиль" уступил место более живому и многообразному - "постмодернизму".

В XIX веке архитекторы столкнулись с проблемами, возникшими в результате индустриализации и роста городов. С некоторыми они успешно справлялись, включая в тщательно продуманные проекты новые функциональные особенности и удобства. Однако внешний вид и планировка большинства зданий по-прежнему оставались классическими, а архитекторы продолжали использовать греческий, готический и другие традиционные стили даже при проектировании заводов и вокзалов.


Очертания будущего

Реформаторы в архитектуре считали более перспективными простые и практичные конструкции, ставшие возможными благодаря новым технологиям. Уже в 1851 году сооружение Хрустального дворца продемонстрировало одно из таких революционных направлений. Построенное для Всемирной выставки, это огромное здание представляло собой гигантскую оранжерею - чугунный каркас, заполненный стеклом. Здание было исключительно функциональным (что соответствовало поставленной задаче), относительно недорогим и простым в возведении и являлось представителем "свободного" стиля, который легко адаптировать для самых разных целей и окружения. В XIX веке этот сугубо функциональный тип зданий безо всякого украшательства еще не нашел широкого применения вне промышленной сферы, хотя металлическая конструкция Эйфелевой башни в Париже (1889) явилась воплощением архитектурной инженерии в чистом виде. Но технический прогресс уже предоставил в распоряжение архитекторов сталь, железобетон и прочные стеклоблоки.

Эти материалы сделали возможным сооружение нового типа зданий - небоскребов. Огромная прочность стали означала, что теперь металлический каркас может нести нагрузку всего многоэтажного сооружения. Стены больше не должны были выполнять функции несущих конструкций, и небоскребы взметнулись ввысь на десятки этажей, а огромные окна залили их естественным светом.


Небоскребы

Первые небоскребы были построены в Чикаго, который после опустошительного пожара 1871 года испытывал большую потребность в новых зданиях. Спустя несколько лет был изобретен электрический лифт (1880), что сделало высотные здания реальностью. Считается, что первым таким зданием в Чикаго был Хоум-иншуранс-билдинг (1883-85, архитектор У. Дженни), за которым быстро последовали другие. Около 20 лет в Чикаго процветала радикальная архитектурная школа, самым известным представителем которой был Луис Салливен (1856-1924), чей универмаг "Карсон, Пири энд Скотт" (1899) с "решетчатым" фасадом из огромных горизонтальных окон и облицованных белой плиткой ненесущих стен стал прообразом небоскребов по всей Америке.


Декор и фантазия

Являясь приверженцем строгого и четкого "функционализма", Салливен тем не менее любил и широко применял при отделке зданий элементы стиля "модерн". Отличительными чертами "модерна" было использование замысловатых декоративных элементов, включая цветы и другие природные формы, а также витиеватые или, наоборот, хлесткие линии. Этот стиль с его особой атмосферой утонченной роскоши и легкого декаданса был воплощен в архитектурные формы бельгийцем Виктором Хортой (1861-1941) и французом Гектором Гимаром (1867-1942).

Характерным для "модерна" изгибам и завиткам как нельзя лучше соответствовал кованый чугун, и наиболее наглядно особенности этого стиля воплощены не в зданиях, а в знаменитых решетках входов в парижское метро, созданных Гимаром.

Два других известных архитектора выработали исключительно индивидуальный стиль, близкий к "модерну". Шотландец Чарльз Ренни Макинтош применял вытянутые прямые формы при проектировании Школы искусства в Глазго и в других своих работах, удачно сочетая "модерн" с тенденциями модернизма. А в Барселоне испанский архитектор Антонио Гауди (1852-1926) создал ряд зданий (включая собор Ла Саграда Фамилиа и жилой дом Каса Мила), которые и сегодня изумляют буйством фантазии.


Без красот и функционально

Но их творения не удовлетворяли запросы массового общества XX века. А ему требовались промышленные сооружения, деловые центры и жилье, которые можно было строить дешево и быстро из стандартных элементов и панелей. Пионерами такого функционализма были Петер Беренс в Германии, создавший здание турбинного завода фирмы "AEG" в Берлине (1908-09), и Отто Вагнер (1841-1918) и его последователи в Вене. Вагнеровское здание почтамта и сберкассы в Вене (1904-06) стало одним из первых образцов модернизма с использованием конструкций из стали и стекла. Радикальный венский архитектор и теоретик Адольф Лоос (Лоз), провозгласив, что "орнамент - это преступление", в экстремальной форме утверждал подчеркнутый аскетизм внешнего облика, после 1920 года ставший типичным для оформившегося в Западной Европе "движения модернизма". Среди родоначальников этого движения была голландская группа "Стиль", основанная в 1917 году. Здания ее архитекторов были в основном вариациями на тему кубических форм с гладкой плоской поверхностью, окрашенной в белый или основные цвета, с плоскими крышами и подчеркнуто горизонтальными линиями.


Строить вверх

К схожей концепции пришел и более именитый швейцарский архитектор Шарль Эдуар Жаннере, известный как Ле Корбюзье (1887-1966). Он воплотил в чистом виде установку движения модернизма на освобождение архитектуры от орнаментальных элементов и сведение ее к простым геометрическим формам. В 20-е годы Ле Корбюзье построил целый ряд оказавших заметное влияние частных жилых домов, как, например, вилла Савой в Пуасси (Франция, 1927-31), поднятая на отдельные опоры-столбы так, что на уровне земли оставалось открытое пространство.

В 30-е годы, когда частные заказы были редки, Ле Корбюзье посвятил себя градостроительству. Он видел решение проблемы нехватки пространства и роста населения в строительстве "вверх".


Социальное строительство

Ле Корбюзье вдохновляло видение архитектуры как одной из ведущих сил в создании демократичного и рационального общества, свободного от хаоса и балласта прошлого. Похожие идеи "социального строительства" исповедовал "Баухауз", авторитетная школа дизайна в Веймаре (Германия), основанная Вальтером Гропиусом (1883-1969). В "Баухаузе", нацеленном на интеграцию искусства и архитектуры с достижениями техники и массового производства, преподавали как ведущие художники, так и архитекторы-модернисты, такие как Мис ван дер Роэ (1886-1969). Когда в 1925 году "Баухауз" переехал в Дессау, Гропиус сам спроектировал для него новое здание.

Сегодня продажа офисной мебели - очень прибыльный вид бизнеса.

Самой влиятельной фигурой в архитектуре США в течение нескольких поколений был неукротимый Фрэнк Ллойд Райт (1867-1959), начинавший под руководством Луиса Салливена. Разделяя некоторые принципы движения модернизма, Райт отвергал философию "коробочек на ходулях", а дар находить оригинальные решения и зрелищные эффекты возвысил его над школами и направлениями. Среди его ключевых работ можно назвать "дома в прерии", в которых он упразднил разделение пространства, утверждая, что изобрел "интерьер открытого плана", и снял все перегородки между жильем и окружающей средой. Его знаменитый "Дом над водопадом" (1936) в пенсильванском лесу выглядит почти как нагромождение скал. До конца жизни Райт активно творил, создавая такие смелые проекты, как Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке (1956-59).

К 1932 году движение модернизма обрело широкую известность, а его характерный стиль стал называться "интернациональным". Но архитекторы-модернисты по-прежнему получали мало заказов, и 30-е годы оказались для них тяжелым периодом: Германия при нацистах и СССР вообще не признавали модернизм, а в остальном мире новое строительство было серьезно подорвано экономическим кризисом.

Рекомендуем посмотреть Александровскую колонну на Дворцовой площади.

После Второй мировой войны интернациональный стиль оказался вне конкуренции. Идеи Ле Корбюзье и его единомышленников отвечали духу времени, а огромный объем послевоенного строительства требовал простоты и использования сборных конструкций. В 1946 году Ле Корбюзье проектирует знаменитую "жилую единицу" - 337-этажный жилой комплекс на открытых опорах, с магазинами на средних этажах и садом, яслями, спортивным комплексом и кафе на крыше. Этот проект значительно усилил тенденцию к многоэтажному строительству в качестве решения ряда социальных и экономических проблем. В это время в США "правит бал" Мис ван дер Роэ, создавая одно за другим офисные здания обманчивой простоты. Их тут же взялись копировать во всем мире. Наибольшее влияние оказало здание компании "Сигрэм" в Нью-Йорке (1958, в соавторстве с Ф. Джонсоном). Это безупречно пропорциональное здание из стекла и металла помещено на заднем плане открытого пространства, его бронзово-коричневые тона надолго установили моду в цветовых решениях.


Разочарования

Купить недорогие платья оптом на http://www.adiont.ru/cheap-dresses.

Все новые и новые технологии находили воплощение в т. н. геодезических куполах (решетчатых крышах из прозрачного плексигласа) и прочих чудесах, украсивших международные выставочные центры и стадионы. И все же к концу 60-х годов разочарование в интернациональном стиле стало явным.

Бесцветный бетон и техническое несовершенство привели общество к открытому недовольству модернизмом. Люди воспринимали эту архитектуру как холодную, тусклую и лишенную индивидуальности. Проектировщиков жилых массивов обвиняли в разрушении сложившихся общин и насильственной изоляции обитателей, а строителей офисных центров - в нарушении исторического облика городов. К началу 70-х некоторые постройки, ранее взятые за образец современной архитектуры, были забракованы и снесены.


Новые пути

Еще в 50-х предвестником нового в архитектуре стал ряд смелых, почти скульптурных решений - капелла в Роншане (1950-55) Ле Корбюзье и Сиднейская опера датского архитектора Йорна Утцона (1957-73). Но поскольку ни одна из новых концепций не смогла заменить интернациональный стиль, архитектурные направления после 70-х годов принято называть условным термином "постмодернизм".

Современное общество не может обойтись без масштабного строительства на основе промышленно изготовленных модулей. В целом, однако, постмодернизм стал более внимателен к потребности человека в уюте и его восприятию окружающей среды как чего-то дружественного и управляемого. Некоторые архитекторы полностью отказались от модернистских идей и вернулись к классицизму. Другие сочетают в своих работах элементы классического и традиционных стилей - прием, особенно популярный при проектировании больших торговых центров. Это - часть эмоционального направления, стремящегося наполнить архитектуру элементами фантазии и развлекательности, чтобы привлечь потребителя в пресыщенном западном мире. В редких случаях развлекательность и технические новации дают удачное сочетание, примером которого служит Центр Помпиду в Париже (архитекторы Пиано и Роджерс).


Ностальгическая архитектура

Довольны, однако, не все. В Англии, например, принц Чарльз, активно интересующийся архитектурным наследием, призывает вернуться к традиционным ценностям. Отчасти это неплохо, но результатом этой архитектурной ностальгии на Британских островах стал шаг назад.

Во Франции, наоборот, правительство поощряет создание новаторских сооружений, таких как стеклянная пирамида Емин Пея в историческом внутреннем дворе Лувра (1989). Несмотря на нарастающее стилистическое многообразие, новая архитектура по-прежнему порождает ожесточенные споры.